Сом. Серия “Русская рыбалка”.

Сом формой тела похож на налима, но голова у него более плоская и сливается с туловищем. Рот у сомиксома широкий, усы большие. Вообще он безобразен и страшен. Глаза несоразмерно малы с его ростом. Цвет сома изменяется значительно от воды, в которой он живет, от его молодости или старости и, наконец, от времени года. Чаще всего сомы бывают окрашены следующим образом: спина черная, брюхо желтовато-белое или красно-белое, испещренное крапинками голубоватого цвета, бока черновато-зеленые и покрыты оливково-зелеными пятнами. Сом может быть назван пресноводной акулой. Он приобретает право на это название своим громадным размером, своей хищностью и дерзостью. Я видел, как в Ловати ловили сомов по восемьдесят килограммов, но это были маленькие. Большие сомы вырастают до четырех метров и более в длину и от 240 до 290 кг весом. Они живут в самых глубоких местах реки: в ямах, в так называемых бездонных заливах. Обыкновенно в таких местах течение очень тихо и даже его почти нет. Притом сом выбирает ямы преимущественно те, которые имеют тинистое или глинистое дно. Кажется, сом собственно и послужил народной фантазии создать водяного. Немудрено, что во время грозы, когда вода бурлит и пенится, какому-нибудь рыбаку, и без того уже трусившему, вдруг представлялось безобразное рыло выплывшего на поверхность сома. Понятно, что он принимал сома за какое-то чудовище. Дома, когда у него страх миновал, он, конечно, рассказывал о виденном чуде, фантазия помогала ему дорисовать в чудище то, что он видел, – водяной и готов. Сом в тихое время никогда не появится на поверхности, он в это время стоит где-нибудь неподвижно около коряг и камней, а если их нет, то зарывается в ил и выставляет только свои два уса для приманки и добычи, и горе тем, которые прельстятся на этот обман. Им не уйти будет от этой всепожирающей пасти. Сом бросается с изумительной быстротой и силой за добычей. Эта быстрота и сила так велики, что большой сом прорывает невод. Чего сом не ест! Все породы рыб, и большие и маленькие, лягушки, водяные птицы – все идет ему впрок. Были случаи, что он схватывал купающихся детей, утаскивал их под воду.

охота на сомаО его смелости и дерзости я расскажу то, что слышал. Однажды в Холме женщина полоскала белье; тут же в траве стоял сом и поджидал добычу. Женщина приняла его усы за траву и хотела ее выдернуть; но лишь только она коснулась их, как сом схватил ее за руку и начал тянуть ее в воду. На крик ее прибежали люди и вытащили хищника на берег. Другой случай мне рассказал один старик, вожак медведей. «Шли мы, знаете, раз с медведем под вечер, – говорил старик, – а жара была нестерпимая, медведь еле двигался. На пути нам попалась речушка. Мы стали переходить ее по деревянным кладкам, а медведя пустили вплавь, чтобы он немного поостыл. Речушка-то, знаете, не широкая, метров двадцать, не больше, но только такая быстрая да глубокая, отроду такой не видел… Вот уже мы перешли, почитай, ее всю. Не доходя каких-нибудь метра три до берега, вдруг медведь скрылся под водой и цепь вырвал у меня из рук.

Только что мы вышли с товарищем на берег, как наш мишка вынырнул и с фырканьем выплыл на берег.

Что, думаем, за чудо такое? Постой, поглядим, говорю я товарищу, что за комедь за такая! Отчего бы медведь нырнул?

Говорим мы с товарищем так и вдруг видим: вверх по реке всплыл большущий сом; брюхо у него было располосовано и голова разворочена.

Сказали мы тогда мишке «спасибо!», потому что и сами то наелись, да и деревню целую этим сомом накормили. Ведь проклятый больше трех метров был. Это он, знаете, за лапу хотел медведя на дно утащить, а тот с ним по своему распорядился».

Что сом обладает огромной силой, тому и сам был свидетелем. Так, в реке Ловати мужики занимаются ловлей сомов на крючья, величина которых иногда бывает с большой багор. Привязывают такие крючья на толстые веревки, к другому концу прикрепляют большой камень и бросают в воду; потом, чтобы не забыть места, где брошен крюк, к веревке привязывают еще бечевку с небольшой дощечкой, которая и плавает на поверхности воды. На крюк насаживают большую рыбу, куски мяса, ощипанных начисто цыплят; иногда требушину баранью или говяжью.

Надо заметить, что на говядину сом бросается охотнее, чем на всякую другую приманку. Однажды сом взялся на такой крюк и утащил его километра на четыре от того места, где он был брошен, несмотря на то, что камень был больше 16 кг. Четыре человека с большим трудом могли вытянуть на берег громадного сома. Он был длиной около двух метров.

Лишь только наступит ночь, сом выходит из своего убежища на поверхность и спокойно маленький сомразгуливает; то же делает он и во время грозы.

Когда сом идет под водою, то путь его хорошо виден по выпускаемым пузырям.

Он так много выпускает воздуха, что из пузырей этих образуется широкая дорога, ясно обозначающая его подводное путешествие.

В конце апреля или в начале мая сомиха, если ее можно так назвать, мечет икру в местах, заросших лозой, загроможденных корягами и гнилыми растениями или покрытых старым сеном.

Сомиху во время метания икры всегда сопровождает один или несколько сомов. Число икринок, выпускаемых сомихой, насчитывается до 17 тыс. Дней через семь или девять из них выходят маленькие сомята, чрезвычайно похожие на головастиков. Они растут довольно быстро и на первом году достигают до 200 гр весу, а на втором – более килограмма. Молодых сомов ловят удочкой, как и всякую другую рыбу, с той разницей, что удилища для них используются более толстые, чем для других рыб, и вместо волосяных лес – тонкие бечевки, крепко просмоленные на крючок насаживают небольших рыбок и лягушек (ободранных). Ловля проводится ночью, часто случается так, что рыбаки выуживают в ночь килограммов по тридцать сомов. Не удочку попадаются сомята не крупнее 4 кг, но если возьмет восьмикилограмовый, то с таким навозишься вдоволь, пока не вытащишь; большей частью они обрывают бечевку.

Я сам был свидетелем подобного случая. Однажды, в конце июля, я возвращался с охоты. Вечер был жаркий и потому я очень утомился. Вдруг впереди меня, под крутым берегом, что-то зашевелилось. Я полагал, что это какой-нибудь зверь, и приготовился к выстрелу. Я уже прицелился по направлению, откуда слышался шум, но в эту минуту, как обухом по голове, ударили произнесенные внизу слова:

– Не уйдешь, голубчик!

сом не поделил наживку с налимомЕще мгновение – и говоривший это, может быть, сам не ушел бы далеко. Спустившись к самой реке, я увидел знакомого охотника – рыбака, который держал три удилища в руках и что было силы упирался в обрывистый берег. Я взял у него одно из удилищ с намерением помочь ему. Очень скоро на поверхность реки выплыл сом. Походив немного по реке, он вдруг с такой силой бросился в глубину, что одного шнура как и не бывало. Через несколько минут другой шнур так же оборвался. Не третью бечевку было так мало надежды, что у моего знакомого рыбака появились уже слезы. Мне стало жаль его и в то же время досадно, что от нас уходит такая хорошая добыча. Не говоря ни слова, я выхватил из-за плеч ружье и приготовился выстрелить, как только сом появится на поверхности.

Он не заставил меня долго ждать и вдруг выскочил на поверхность с такой стремительностью, что даже наполовину высунулся из воды. В это мгновение я выстрелил и раздробил ему голову. Сом, как колода, закачался на речных волнах. Мы притащили его к берегу и, когда стали рассматривать, нашли в его пасти первые две порванные бечевки: они торчали у него из глотки, и, кроме того, когда его разрезали, то нашли в нем четыре перержавевших крючка, – и этот-то сом, в продолжении, по малой мере, двух часов не поддававшийся соединенным усилиям двух человек, весил около 10 кг.

Больше всего сом любит лягушек. Интересно наблюдать, как он их ловит. Вот начался вечер, и лягушки приветствуют его полным хором. Представляю себе, с каким удовольствием сом слушает это пение; но оно только услаждает его до тех пор, пока он не увидит певца. Тихо поднимается он, заранее разевая пасть и вдруг бросается на жертву. Проглотив лакомый кусочек, он как будто знает, что произвел суматоху, а потому и опускается на дно и снова прислушивается, когда раздастся столь привлекательный голосок. Вот на этом то и основана ловля сома на так называемую «клоковую уду».

Лягушек везде вдоволь, и рыбаку ничего не стоит их наловить. Значит, остается только одно – подражать крику лягушки. Для этого вот такой снаряд придумали рыбаки, очень простой, но удовлетворяющий цели.

Берется небольшая дощечка, сантиметров двадцать пять длиной, сантиметра два толщиной и сантиметров пять шириной. С одной стороны ее выдалбливается, в виде воронки, углубление, а с другой – стесывается и привязывается к рукоятке сантиметров двадцати длиной. Воронка выдалбливается не глубже сантиметра; вот и все не хитрое устройство этого снаряда, называемого “клокушей”. Действуют этой “клокушей” так: берут рукояткой и ударяют воронкой по воде – происходит звук, весьма похожий на кваканье лягушки.

Удочка, на которую насаживается лягушка, состоит из крючка, 16 см длиной и толщиной с гусиное гигантский сомперо, и веревки, к которой привязывается крючок. Длина веревки различна, в зависимости от глубины ямы или омута.

Ловят сомов таким образом в самые жаркие летние месяцы, июне и июле, когда обыкновенно тихо и вода прозрачна.

Ловля производится следующим образом. Двое рыбаков садятся в лодку и спускаются по течению. Веревки привязывают свободными концами к лодке по обеим сторонам. Само собой разумеется, что число удочек произвольно и зависит от воли рыбака. Обыкновенно употребляют две или четыре, то есть четное число.

Доплыв до места, где должны быть сомы по предположению рыбаков, один из них направляет лодку на это место, а другой опускает в воду крючки, наживленные живыми лягушками, и ударяет несколько раз “клокушей” по воде. Сом, как только заслышит знакомые звуки, тотчас начинает озираться в разные стороны и, заметив добычу, хватает ее и попадает на крючок. Если же лодка пройдет яму и сом не схватит крючка, рыбаки снова заплывают вверх и снова спускаются. Если и в этот раз не выйдет сом на “клокушу”, значит, его здесь нет – надо ехать на другое место.

Я несколько раз ездил ловить сомов и всегда удачно. Самый большой пойманный мною сом весил 17,6 кг и наделал немало хлопот, а вследствие этого мне особенно памятен этот день. Дело было в конце июня. Погода в это время стояла превосходная, ни одного облачка на небе. Мы выехали рано утром на челне, хотя мой товарищ больше стоял за лодку, и он бы поехал на ней, если бы я не представил ему, как тяжело будет подниматься вверх по окончанию рыбалки.

Я сидел на корме и только направлял челн в ту или иную сторону. Течение реки быстро уносило нас в низ. Но вот и те места, где живут сомы. Река здесь извивается во всевозможных направлениях и образует множество глубоких заводей и ям.

Я попридержал челн, чтобы дать время товарищу пустить крючки в воду, и затем направил его на омут. Тихо скользили мы по поверхности воды, раздался удар “клокуши”, и через минуту челн наклонился на один бок. «А, попался, разбойник!» – закричали мы в один голос, и четырехкилограммовый соменок был торжественно вынут на поверхность и затем поднят в челн. Я ударил его два раза веслом по голове, чтобы он не бился.

Сделав почин, мы отправились попытать счастья дальше, поймали еще двух сомят килограмма по полтора, не больше, и затем подплыли чуть ли не к самому глухому месту на всей реке. По обоим берегам высились вековые березы и не пропускали сюда ни одного солнечного луча. Русло реки было сжато в высоких обрывистых берегах, и потому здесь было очень глубоко.

Приготовившись, мы стали спускаться и не проплыли двухсот метров, как одна из бечевок натянулась в струну. Мой товарищ наклонился на сторону и взял бечевку в руки. Сом, почувствовав, что попался, заметался как бешенный, так, что челн ходил ходуном. Я, чтобы помочь тащить сома, также взялся за бечевку. Челн сильно накренился набок. В это мгновение сом бросился в противоположную сторону, и мы очутились в воде.

После минутного страха мы пришли в себя и поплыли к берегу, чтобы раздеться, но это оказалось невозможным: берег был так крут, что взобраться на него могла только кошка, и то вряд ли, так как земля осыпалась. Мы хотели вернуться к челну, но он далеко от нас уплыл по течению. Вначале мы смеялись, а тут и рухнули: одежда сильно намокла, и надо было прилагать огромные усилия, чтобы держаться на воде.

К счастью, мы вовремя заметили нависший над водою куст ольхи. Ухватившись за него, мы с большим трудом добрались до берега и стали отдыхать в висячем положении. Отдохнув, мы кое-как разделись и пустились догонять наш челн; его уже не было видно, так как река здесь постоянно поворачивала то вправо, то влево. Впрочем, плыть нам пришлось немного. Обогнув мыс, к нашей великой радости, мы увидели челн, стоящий в заводи, и хотя течение здесь было несильное, но все-таки могло увлечь с собою челн; очевидно, что его держал живой якорь.

Когда мы стали переворачивать челн, сом снова заметался, но уже не так, как раньше: ясно, что он измучился, таща за собой челн.

сомы-гигантыПосле долгих усилий нам удалось перевернуть челн. Отлив наполовину воду, мы взобрались в него и принялись тащить добычу. Что же? Провозились добрых два часа, пока нам удалось до того измучить водяного великана, что он как бревно, поднялся на поверхность и дозволил себя уложить в челн.

Я хотел его добить и только тут вспомнил, что весло тоже уплыло, надо было отправляться отыскивать его. Гребя руками вместо весел, мы направили челн на середину реки и быстро понеслись вниз. Через четверть часа мы догнали весло. Тут уже дело пошло как по маслу. Захватив весло, мы выплыли на отлогий берег и сделали привал.

Летнее солнце быстро сушило нашу одежду, и вечером мы уже ехали домой. Так счастливо закончилась эта рыбалка. Мы лишились только трех раньше пойманных сомят, и то потому, что не искали их.

Мясо сома не хорошее, оно жесткое и неприятное на вкус, но зато хвост, пропитанный жиром, очень вкусен.

сом

карта тинькофф платинум

ловим сома

 

Поделиться в соц. сетях

0

Top